Jim

Дневники разврата (14). О том, как мы проводили старый и встретили новый год

Однажды мне стукнет девяносто лет, а лучше — девяносто пять. Я буду старым, умудрённым опытом седовласым джентльменом. Я буду сидеть у камина, наслаждаясь мягким теплом и уютным потрескиванием поленьев. Я буду укрыт тёплым клетчатым пледом.

Левая рука будет занята стаканом с банальным бурбоном — без всякого льда и прочей хуйни, а правая будет держать руку Лены. Она будет сидеть рядом со мной, но не в удобном мягком кресле, а на привычном барном стуле. Возможно, нас будут окружать совершеннолетние дети, внуки и правнуки — но это неточно.

Над камином будет висеть голографический дисплей с разрешением 32К. Дисплей будет показывать сменяющие друг друга публикации из нашего блога — чтобы в очередной раз утереть молодёжи нос, рассказывая, как именно зажигали их предки десятки лет назад. И, конечно, нам будут завидовать — или делать вид, что завидуют, потому что люди в то время уже перестанут заниматься сексом, окончательно перейдя на виртуальные суррогаты.

Но до тех пор, пока в наших сердцах теплится искра порока и страсти, мы с Леной не позволим заменить тепло человеческого тела на его бездуховный электронный аналог. И именно поэтому прямо сейчас я, героически превозмогая врождённую лень и случайный приступ похуизма, пью далеко не самый простой бурбон и пишу заметку о том, как именно я и Лена проводили старый год и встретили новый.

Зимний экгсибиционизм в Латчи

Зима на Кипре — то ещё удовольствие. Как правило, за окном лютый дождь, суровый холод и адский ветер. «Суровый холод» — это смешные по московским меркам плюс двенадцать по Цельсию. Но когда температура на улице и в квартире примерно одинаковая, начинаешь понимать, что избалован таким благом цивилизации, как почти бесплатное центральное отопление.

Но эта зима пока что выдалась довольно тёплой и сухой. Недостаток — водохранилища заполнены меньше оптимума, поэтому островитяне в лёгкой панике, ибо предвидится рост тарифов на воду. Достоинство — можно с чувством, толком и расстановкой устраивать зимние фотосессии, не боясь замёрзнуть насмерть. Собственно, вот и результат одной такой стихийной фотосессии.

Традиционные селфи из примерочных

Шопинг перестаёт быть пустой тратой времени, если соблюдается хотя бы одно из двух условий. Первое — долгие часы поисков увенчались успехом в виде покупки именно той насущно необходимой вещи, которую усиленно искали по всему Кипру. Второе — Лена устроила импровизированную фотосессию в одной из примерочных. Вчера, собственно, именно так и получилось.

— Танцуют все!

Во время эпической фотосессии «Комната 214» я снял концептуальное видео с Леной в главной и единственной роли. Пусть вас не смущает фотоаппарат в руках Лены. Несмотря на то, что она прекрасно владеет этим высокотехнологичным прибором (равно как и другими, менее высокотехнологичными), здесь он выполняет только декоративно-маскировочную роль.

Видео с первого самодельного гэнг-бэнга (3). «Шестьдесят девять», музыка и стоны

Мои загребущие, но ленивые руки наконец добрались до последнего видео с нашего самодельного гэнг-бэнга. Кадрирование, конечно, отстойное, но вы уж посмотрите все эти полминуты — междометия, музыка и характерные звуки доставят вам преизрядное количество удовольствия.

Смотреть со звуком. Фото с вечеринки — здесь, репортаж — здесь.

До, во время и после сумасшедшей вечеринки

Неделю назад я и Лена знатно угорели на одной из серии предновогодних вечеринок в местном клубе. Из забавных моментов: дважды поломали стальную кровать, превратили скромных зрителей в «стаю пираний» и адски натрахались настолько, что у Лены ещё долго болели мышцы — и это с учётом её-то забегов! В общем, вскоре ждите детальный отчёт, а пока наслаждайтесь фоторепортажем.

Дневники разврата (13). О встречах и вечеринках с авантюризмом, сексе и сюрпризами

Как вы уже знаете, мы с Леной любим адски угорать по беспорядочному сексу. Всё начиналось с невинных фантазий, продолжилось безудержным промискуитетом в разнообразных сочетаниях и, надеюсь, никогда не закончится. При этом мы не то чтобы такие уж классические свингеры, которые воспитаны наивным порно восьмидесятых, предпочитая волосатых партнёров и ограничивая себя только их обменом. Мы просто любим секс с разными людьми в разных сочетаниях и не пытаемся ни навесить ярлыки на себя, ни присвоить их другим.

По-моему, мы стали свингерами, потому что мы авантюристы. Кажется, что свинг как явление отсутствовал бы, если бы не было людей, склонных ставить друг над другом эксперименты, искать что-то новое и ввязываться в авантюры разной степени бессмысленности. Именно эти качества стали причинами, по которым наш с Леной первый визит в местный свингерский клуб закончился дичайшей оргией в формате нон-стоп с редкими перерывами на выпить что-нибудь алкогольное и перекурить, фиксируя новые для себя ощущения.

Постепенно количество вечеринок, в которых мы участвовали, выросло. Вечеринки стали для нас привычным и удобным форматом.  Они не перестали быть интересными, скорее наоборот, каждая вечеринка проходит по-разному, открывая в нас и в ком-то ещё что-то новое. Но есть один интересный вид практик, который для нас с Леной, несмотря на наш разнообразный опыт, до сих пор остаётся неизведанной территорией.

Я имею в виду абсолютно непредсказуемые встречи с абсолютно непредсказуемыми людьми в абсолютно непредсказуемой обстановке. В местном свингерском клубе аудитория очень даже впечатляющая — несмотря на жёсткую премодерацию, постоянных пар там, кажется, полсотни, а точное количество одиноких леди и джентльменов мне лениво считать. Но в каждом клубе есть наиболее активные участники, и их не так уж и много. В итоге почти на каждой вечеринке процентов этак восемьдесят людей нам уже хорошо знакомо, с некоторыми из них у нас уже был секс, а с некоторыми нам сексом заниматься как-то не хочется. Это чертовски круто, но иногда хочется разнообразить количество допустимых практик.

Я, собственно, веду к тому, что не вечеринками едиными жив свинг. Раз от разу мы с Леной ввязываемся в авантюры, которые формируют странный и, несомненно, не отрицательный опыт. Более того, в некоторых случаях опыт оказывается более чем положительный. И именно об этом я хотел бы вам рассказать.