Тексты

Плохие и хорошие новости

У нас есть новости: хорошие и плохие.

Первая плохая новость в том, что меня и Лену закрутил круговорот рабочего сумасшествия. Поэтому изрядная часть дня проходит по одному и тому же шаблону: пробуждение, пробежка, душ, завтрак, работа, обед, работа, ужин, сон.

На секс и приключения у нас есть время, но нет сил. На то, чтобы разгрести сотни новых фотографий, у нас есть силы, но нет времени. На то, чтобы дописать и опубликовать рассказ о недавней вечиринке, у нас есть силы и время, но нет подходящего настроения.

Вторая плохая новость в том, что вот уже несколько недель некий гражданин, чью личность у нас нет возможности установить, регулярно жалуется в администрацию Телеграма о распространении порнографических материалов в нашем групповом чате. Результат печален — нас сразу же блокируют.

Чтобы решить эту проблему, я создал альтернативный канал, но получилась фигня. Во-первых, его сразу же заблокировали снова. Во-вторых, некоторые участники при переезде потерялись. В-третьих, эксперимент в виде использования альтернативного мессенджера провалился.

«Ой, всё плохо?». Нет, и вот почему.

Первая хорошая новость — у нас есть план.

Очевидно, что создавать новую группу в Телеграме бессмысленно — её сразу же заблокируют, если она останется открытой. Если сделать группу закрытой, то до неё доберётся далеко не каждый читатель, ну и от блокировки это может и не спасти. Если же устроить предварительную модерацию участников методом строгого отбора, то будет вообще кошмар — с каждым человеком собеседование не проведёшь и скан паспорта у всех не попросишь.

Поэтому специально обученный человек тратит уже третью неделю своего высокооплачиваемого времени на то, чтобы сделать очень, очень, ну просто очень хороший механизм, отсеивающий неадекватов и виртуалов, выгоняющий злодеев и, one more thing, делающий невозможным блокировку группового чата.

Ожидаемый срок реализации механизма — от пары дней до недели. Как только механизм будет развёрнут и протестирован, я разошлю об этом информацию всем, кто когда-либо писал или комментировал в блоге, а также всем читателям канала и участникам чата в Телеграме.

Вторая хорошая новость — новые публикации будут.

Я торжественно обещаю оторвать свою ленивую пятую точку от стула, закрыть все рабочие документы, отключить все уведомления и завалить вас десятками свежих фотографий Лены в разнообразных ракурсах, килобайтами текстов и тоннами других материалов самого неприличного характера. Я займусь этим в ближайшие пары дней.

Третья хорошая новость — всё будет хорошо.

Я тот ещё маньяк-графоман и за тридцать с лишним лет моей жизни я вёл несколько сравнительно популярных блогов. Чего уж там, я даже социальную сеть создавал, которая славилась своей принципиальной упоротостью и относительной полезностью.

Весь опыт, который я получил в то время, подсказывает мне, что нет ничего хуже, чем крутой ресурс, который по каким-то причинам оказался брошен своими создателями. Так вот, хорошая новость в том, что наш блог совершенно точно никогда не окажется в таком положении.

Этого не произойдёт просто потому, что нам очень нравится то, что у нас получается. И ещё потому, что нам нравится, что вам нравится то, что получается. И потому что других некоммерческих ресурсов о свинге нет и не предвидится. И потому что наши коммерческие конкуренты — злобные мудаки, которые пытаются сделать нашу жизнь сложнее. И, конечно же, потому, что я и Лена — больные ублюдки, которым нравится развлекать и развлекаться. И ещё по миллиону причин.

В общем, мы любим вас. Stay tuned!

 

[Гостевая публикация Ша Радио]. Зри в корень

В довольно раннем возрасте, мне стало ясно, что у меня между ног растет что-то нестандартное. Вообще, мы о многом узнаем оказываясь с чужими людьми в раздевалках, душевых или мясных отделах (шучу).

Никто из родных не скажет вам: «Боря, а ведь у тебя здоровенный хуй»… Да, позвольте уж в моем собственном тексте называть вещи их собственными именами. У каждой вещи или явлении должно быть точное определение. Мы люди, создали язык, чтобы отличать одно от другого. Мы же не ожидаем, сказав: «подайте мне пожалуйста соли», получить сахарницу или пузырек цианистого калия. Вот и о первичных половых признаках хочется говорить и писать точно.

У этого органа (как и его женского собрата по несчастью), есть миллион эпитетов, эвфемизмов и стыдливо краснеющих иносказаний. Каждый из которых, конечно, мог бы намекнуть на его существование в мужских брюках. Где-то между ширинкой и детскими воспоминаниями. Однако, нередко слова отправляют нас по ложному пути…

Дневники разврата (18). О вечеринке с тёплой дружеской атмосферой и попперсами

У меня есть два способа писать заметки о вечеринках. Первый — дождаться, пока схлынет вал рабочих задач, а впечатления от вечеринки улягутся и рассортируются по полочкам «понравилось» — «не понравилось». Второй — сразу после вечеринки угореть по хардкору и, дробно стуча по клавиатуре, вылить на окружающих эмоции, надеясь, что их не будет слишком уж много.

Как-то так получается, что в последнее время я чаще всего использую первый способ. Кажется, в этом виновата лень — всё-таки после адского отжига и бессонной ночи включать режим графомана не хочется, зато хочется вкусно поесть, спокойно провести день и лечь спать. Но сегодня я понял, что вполне осилю написать заметку, что называется, по горячим следам. Уж очень много всего совпало: и выспался я отлично, и время есть, и настроение вполне подходящее.

Поэтому прямо сейчас вы читаете заметку о вечеринке, которую мы с Леной посетили в ночь с субботы на воскресенье. Как всегда, текст изобилует субъективизмом в терминальной стадии, графоманией и откровенной лексикой. Если вам ещё не исполнилось восемнадцати лет или вы — ханжа, пожалуйста, уходите, ну а остальных читателей я приглашаю ознакомиться с заметкой.

Дневники разврата (17). О традиционной вечеринке без блэкджека и шлюх, зато с угаром и веселухой

Последний выпуск «Дневников разврата» был не так уж и давно — всего-то в конце июля. За это время и я, и Лена плавно сменили режим жизни с отпускного на рабочий, что повлекло за собой сразу несколько суровых последствий.

Первое — из-за принудительного и резкого возврата в рабочее состояние наша половая жизнь понесла лёгкие потери — после трудового дня секса уже не хочется, хочется поужинать, выпить винишка и баиньки. Второе — даже несмотря на то, что я болею тяжелейшей формой графомании, я никак не соберусь с силами и не нафигачу заметку о наших порнографических приключениях на последней плановой вечеринке в местном свинг-клубе.

Но, к счастью, и то, и другое мы благополучно преодолели. И если первое явление вылечилось само собой, то за устранение второго несёт ответственность исключительно Лена. Если бы не её упорство, я бы не оторвался от дивана и не засел бы за компьютер, чтобы написать эту заметку. Ну и ещё помогло чувство ответственности — если бы не пики посещаемости, подтверждающие, что наши заметки читают несколько тысяч человек, я бы точно не преодолел тяжелейший приступ прокрастинации, который меня буквально загрыз.

В общем, я собрался с мыслями, выдохнул, глотнул кофе и наконец-то написал то, что вы сейчас читаете. По традиции не могу не предупредить: всё, что ниже, содержит табуированные эвфемизмы и фразеологизмы в промышленных масштабах, отягощённые рефлексией и субъективными мнениями о происходящем.

[Гостевая публикация Ша Радио]. Обидеть мальчика

У нее была странная, это я теперь понимаю, прическа, и наглые глаза. Когда я пытаюсь собрать тот образ из частей разбитого вдребезги временем отрочества, получается какой-то щербатый, неполный вариант. Это похоже на обвалившуюся фреску или часть мозаики, которую не пощадило время. Малиновые губы, «квадратная» копна волос, синий школьный форменный костюм и бедра, затянутые в черные колготки с «зацепками»…

Бедра эти меня и зацепили. Я не мог отвести от них глаз. Я сидел за партой двумя рядами ближе от нее к доске, и мне приходилось все время, в полоборота, делать вид, что мне что-то нужно взять / передать / сказать. Все это время мой взгляд был прикован к этим завораживающе узким, еще не совсем женским, бедрам.

Наверное, тогда впервые я ощутил, что такое фетиш, еще не зная значения самого слова. Я был влюблен в эти бедра за черной полупрозрачной вуалью капрона. Они глядели на меня из под школьной парты, смеялись надо мной, манили меня в какие-то дали. Бедра этой девочки, то ли Юли, то ли Наташи, дразнили такой недосягаемой досягаемостью. Мои мысли занимало желание провести по ним ладонью, почувствовать легкую крутизну формы и шершавость облачения. Я был так близок и так далек одновременно. Почти у цели.

Четырнадцатилетний мальчик не знает как превратить желаемое в достигнутое. Я так и не дотронулся до ее бедра. Но отчетливо помню, как ревновал эту одноклассницу к другим мальчишкам в школе. Они были допущены в круг ее общения. Они наверняка тоже не коснулись этого завораживающего предмета моих тогдашних желаний. Ну уж точно не в тот год. И все же я по-настоящему жгуче ревновал. Ревновал, не имея на это права, ревновал от бессилия своей стеснительности. Чувствовал несостоятельность своих желаний, несостоятельность самого себя. Эта ревность, нелогичная по своей сути, испепеляла меня изнутри, была обидной почти до слез, и никак не излечимой.

[Гостевая публикация Ша Радио]. Муж попросил. Эпистолярный жанр в трёх действиях

Он написал в приложении Telegram. Незнакомый мне парень, с которым пересеклись в тематическом чате. Назову его «Саша». И пусть его супруга будет «Наташей». Люблю, когда аккуратненько, особенно в рифму.

Переписка была почти анонимной. Без комментариев о «реальной» жизни. Я, как всегда, рад общаться на заданную тему, ответил и был готов, но…

Действие I

Саша обратился с весьма необычной просьбой: «Как бы ты отнёсся к идее написать моей жене и поговорить с ней. Перевести знакомство в плоскость флирта? У неё был один такой опыт. Прошёл «на ура» и мою Наташу как подменили. Я тут весь воодушевился, как и она, и думаю что бы ещё предложить. Она поняла, что некоторых границ нет».

Понимаю, что надо будет предъявить чудеса словесной эквилибристики и феноменальное соблазнение. Напрягаюсь. Как буду объяснять потом, почему не получилось? «Теоретически, да. Единственное, как это может её заинтересовать, без реальной возможности для встречи?» Ребята живут на расстоянии нескольких тысяч километров от меня, в другой стране.

Саша отвечает: «Суть, что этап с реальным человеком еще впереди, но ей очень и очень понравилось такое общение». «Хорошо. Будет интересно попробовать”, — отвечаю, недолго думая. Саша наставляет меня, как секретного агента перед операцией: «Всё, что ты знаешь о ней, это то, что её зовут Наташа, и ты видел парочку ее фотографий».

Заметки свингеров (16). Отвечаем на вопросы М. о том, что делать, если муж — хочет, а жена — не уверена

Нам пишет М.:

В октябре будет пять лет, как мы женаты. До этого встречались полгода и то почти на расстоянии. Сейчас у нас двое маленьких детей, два и семь и три месяца. Муж — военный, очень много на службе пропадает, я, соответственно, в декрете.

Первые разговоры о возможности свинга появились где-то через год после свадьбы. Тогда мы поехали в свинг-клуб. Там, конечно, ничего не было, но была крупная ссора. Клуб — не место для выяснения что к чему и почему его это возбуждает. Он никогда меня не заставлял, ни к чему — просто фантазии,  частые, обмен видео и прочее. Но почему-то он считает, что я всё хочу, но просто лукавлю и не признаюсь.

Прошлым летом мы встретились с парой. Я не знаю почему, но я дала добро на секс с другой. Сказать, что мне было плохо — ничего не сказать, да и её мужу я отказала, не смогла. С ними всё прошло мирно на встрече, довольно интересно. Орально мы все друг друга удовлетворили. И были страстные моменты с мужем. Но, в общем, я думала, что это просто конец.

Пару месяцев назад был МЖМ. Всё это время тема была в фантазиях, и так далее. К слову сказать, наш секс нам очень нравится. Он разнообразный, нет каких-то запретов, это и оральный, и классический, и анальный.

Я уверена в наших чувствах, но я не могу понять, как он может отпустить меня к другому так легко или хотеть генг-бэнг. К другой, как оказалось, я его отпустить не могу, то есть вариант полного обмена отпал. Остались МЖМ и прочие, но опять пошли мои рамки на вагинальное проникновение.

Физически мне интересно всё это, но головой я многое не понимаю. Как это сопоставимо с нашими чувствами, не угаснут ли? Вдруг секс с другим или другой понравится больше? Да можно же и влюбиться каждому из нас? Можно и забеременеть…

Секс сам по себе не существует как-то… Нужен эмоциональный фон. Мозг нашёл интересный выход. Я знаю, что прежде всего общение и секс с другими мужчинами возбуждают моего мужа, а уже эта мысль даёт мысль мне импульс к желанию.  Получается, сама по себе я к этому не стремлюсь (что ему не совсем нравится, якобы всё из-за него только). По этой же логике, если бы меня возбуждала близость мужа с кем-то ещё, я бы ее спокойнее допускала. Как-то так…

Дневники разврата (16). О свинг-клубе Frivoli, кинотеатре Erotikkino Kinolabirinth и о частной оргии в Вене и о Red Ticket в Тель-Авиве

Прокрастинация — бич автора. С марта этого года что я, что Лена не опубликовали ни одной текстовой заметки. При этом творческих планов у нас полно, а в моей личной копилке текстов количество черновиков скоро перевалит за десяток.

В моей коллекции есть и эпичное продолжение руководства «Как сделать из жены шлюху», и суровый рассказ об опыте построения, реализации и проёба планов, и заметка об искусстве связывания, и сводный рассказ о последних вечеринках, коих было штук десять (включая «Ред Тикет» в Тель-Авиве, частную оргию в Вене и визит в избу-дрочильню там же). Но как-то у меня всё время нет или сил, или возможности всем этим заняться и, переключив мозг в графоманский режим, быстренько дописать и опубликовать.

В общем, дальше так жить нельзя и хватит это терпеть. Поэтому читайте длинную заметку со сводными репортажами о вечеринках в Вене и Тель-Авиве, на которых мы с Леной побывали. Как обычно, текст переполнен субъективными впечатлениями, а также леденящими душу и возбуждающими тело подробностями.

[Гостевая публикация] Мой первый подвес

Я долго была в затяжной депрессии. У меня был тяжелый период в жизни и в отношениях. Я ненавижу психологов и копания чужих людей в моей голове. Потому эту роль у меня всегда исполнял верхний. Во время физической боли и морального прессинга голова начинает работать активней, сразу после перенесенного стресса (приятного физически) твой организм работает по-другому, ты понимаешь, что все могло бы быть гораздо хуже и быстро находишь решение.

У меня уже полгода нет верхнего, и найти ему замену я так и не смогла. В этот момент я поняла, что мне просто нужно что-то, что поможет мне сосредоточится на себе. Медитация, йога, тантра… Интересные, но скучноватые для меня техники. Мне необходимы эмоции и адреналин. Осенью я была на семинаре у А., где первый раз вживую увидела подвес на крюках. Сначала меня это заинтересовало чисто внешне. Это действительно смотрелось необычно и устрашающе.

Но я села в первых рядах, А. начал подъем модели, и в этот момент я очень четко прочуствовала ее эмоции… Не знаю, как это сработало, она даже не смотрела на меня. Но я всей кожей чувствовала ее спокойствие и удовольствие от процесса.

Я не понимала, от чего она его получает, но позитив от происходящего просто разливался по аудитории, я зажглась мыслью попробовать это. Семинар шел час, потом я подошла к Н. (именно так звали модель), мы сели с ней пить кофе…

Дневники разврата (15). О частной вечеринке с МДМА и женским доминированием и клубной вечеринке в традиционном формате

Репортажи о вечеринках имеет смысл писать либо как можно раньше, либо как можно позже.

В первом случае эмоции острее, каждая сцена кажется особенно сильной, каждое действие — особенно эмоциональным. При таком раскладе не нужно ничего, кроме пары часов времени и минимальной бодрости духа. Текст пишется сам собой, потому что воспоминания не нужно вызывать в памяти, а впечатления не успели остыть.

Поэтому весь стиль работы сводится к активному стуку по клавиатуре, судорожным глоткам кофе и попытке остановить себя любой ценой, пока не перегорел. И если вовремя этого не сделать, то читателя ждёт текст, который легко и интересно писать, но долго и уныло читать.

Во втором случае эмоции слегка теряются — ведь прошло уже изрядное количество времени и несовершенная человеческая память сопротивляется попыткам вспомнить то, что было.

Восстанавливать хронологию событий относительно сложно — не всегда можно вспомнить, что произошло до, а что — после какого-то события. Опять же, на психику давит рабочий режим.

Стоит только переключиться на воспоминания о сексе, как или на почту или в мессенджер приходит чьё-нибудь особенно важное сообщение и нужно срочно бросать всё и заниматься делом.

Но уж если нашлось время и силы на то, чтобы отмотать время на несколько недель назад и, упорно не глядя в рабочую почту, сесть за компьютер и начать хуячить, то заметка получается не только интересной, но и полезной — слегка потускневший эмоциональный фон помогает отрефлексировать всё произошедшее и понять, что, собственно говоря, произошло, почему оно случилось и к чему привело. Я тешу себя надеждой, что такие заметки могут оказаться полезными для тех, кто следит за нашим блогом.

Я пишу всё это к тому, что за последние несколько недель мы с Леной побывали на двух клубных вечеринках и одной частной. И если одна из клубных вечеринок не стоит того, чтобы о ней писать, то остальные определённо этого стоят.

Тем более, что обе вечеринки объединены единой темой — лёгкой игрой в доминирование и подчинение. Особую пикантность придаёт тот факт, что мне удалось поучаствовать и в роли подчиняющегося, и в роли доминанта.