Дневники разврата (10). О вечеринке, на которой рвались шаблоны

Иногда мне кажется, что если бы у нас с Леной был семейный девиз, им бы была фраза «слабоумие и отвага». Она неплохо объясняет нашу бессмысленную и беспощадную жажду новых впечатлений, ради которой для нас не такая уж и проблема вечером одного дня пересечь всю страну с запада на восток, чтобы утром следующего пересечь её же в обратном направлении.

Но чего уж там, всё это того стоило. Может быть, прошедшую вечеринку нельзя назвать самой крутой в нашей жизни, но и самой плохой её уж точно назвать нельзя. Как обычно, было круто, интересно и познавательно.

О дороге

Познавательное началось ещё до того, как мы с Леной доехали до конспиративной виллы в ста семидесяти километрах от нас. Не такое уж суровое расстояние, чего уж там — доехать за пару часов вроде бы реально. А уж если учесть тот приятный факт, что кипрские бесплатные дороги превосходят российские платные так же, как швейцарский шоколад — карамель «Взлётную», то проблемой это уж точно быть не может.

Проблемой это и не стало. Просто выезжать на вечеринку стоит с некоторым запасом по времени, чтобы приехать хотя бы минут за пятнадцать до её начала, а лучше — за полчаса. Небольшой запас по времени помогает настроиться на нужный лад, проникнуться атмосферой грядущего разврата и потрепаться со старыми знакомыми о чём-нибудь нейтральном.

Но в этот раз сборы затянулись и мы выехали позже обычного. Чтобы не опоздать на вечеринку, пришлось значительно превышать скоростной режим. Во-первых, это незаконно, во-вторых — небезопасно, а в-третьих — дико выматывает. Опять же, в такой темноте уже через полчаса езды хочется заменить глаза на новые, а сто семьдесят километров — это ни разу не полчаса езды.

В итоге до конспиративной виллы мы доехали вовремя, и я даже не так уж и устал. Но после такого отжига следующие часа полтора о сексе мне как-то не думалось — больше хотелось выпить, покурить и слегка прийти в себя. К счастью, в умелых руках (и не только) Лены я таки расслабился и переключился в режим «погнали адски угорать», но повторять такой заезд мне не хотелось бы.

Впрочем, больше такой проблемы не возникнет — во-первых, выезжать будем сильно пораньше, а во-вторых, организаторы пообещали, что больше вечеринок в таких ебенях не будет. Потому что из полутора десятков пар до места дислокации доехали аж восемь, а это сильно снижает градус веселья.

Об изобретениях и изобретательности

Я уже писал о том, что организатор вечеринок Дж. — тот ещё экспериментатор. Благодаря ему местный свингерский клуб обзавёлся такими незаменимыми в быту устройствами, как дымовая машина, лазерная установка, дискотечный шар и мощная аудиосистема. Все они благополучно прижились, постоянно используются и без них вечеринка — не вечеринка.

Но иную участь заслужили другие устройства, над судьбой которых стоит опустить завесу жалости. Например, ебательная машина ручной работы, которая прошла долгий эволюционный путь через три прототипа, один другого страшнее, брутальнее и фалличнее. Но она оказалась настолько страшной, брутальной и фалличной, что, кроме единственного постановочного случая, никто не осмелился к ней даже подойти.

Или, например, раскладная перегородка с дыркой для члена, дабы леди и джентльмены могли поиграть в народную игру «весёлая дырка». К счастью, после первых же расчётов решили концепт в реальность не воплощать — получится либо дорого, либо ненадёжно, либо громоздко.

На прошедшей вечеринке дебютировало устройство под кодовым названием «эй, заходи». Идея проста: в одной из паблик румс разместили кнопку, при нажатии на которую в гостиной раздаётся мелодичный звон, сигнализирующий о том, что кому-то в комнате очень не хватает партнёров для весёлой ебли. Но опробовать устройство в деле пока никому, кажется, не удалось — вероятно, из-за небольшого количества участников.

Но склонность Дж. к изобретательству, равно как и его организационный талант, с лихвой уравновешиваются полнейшей несостоятельностью как массовика-затейника. На одной вечеринке, которую лично я никак не могу назвать удавшейся, принудительный загон людей в гостиную и провокация к групповому действу успехом не увенчались — публика идею не поддержала.

А ещё на этой вечеринке Дж. захотел поиграть в человеческую многоножку из милых дам и запечатлеть это на фото для клуба. Но из пяти или шести девушек, поставленных в соблазнительные позы, оральным сексом пыталась заняться только одна — и это Лена. Кстати, ей слово:

Когда Дж. собирал девушек, желающих поучаствовать в этом действе, я решила, что сейчас будет весёлый групповой публичный оральный секс с участием нескольких девушек, и радостно согласилась.

Но остальные девушки почему-то решили, что это не про секс, а только для фото, и поэтому либо скучно и неподвижно позировали, либо даже трусики не удосужились снять.

В итоге и фотографий толком не получилось, и воспламенить публику не удалось — а могли ведь весело зажечь, и вечеринка бы понеслась!

На одной из прошлых вечеринок, которую лично я никак не могу назвать удавшейся, принудительный загон людей в гостиную и провокация к групповому действу, успехом не увенчались — публика идею не поддержала.

Вывод — провокация должна быть непринуждённой и ко времени. А подписываться на что-то подобное, кажется, не имеет смысла — проще провоцировать самим. Как на той вечеринке, например.

О треснувшем шаблоне

Для нас с Леной групповой секс — это в какой-то степени хобби. Вкусно трахаться всяко интереснее, чем прожигать жизнь в компьютерных играх, пялиться в телевизор или собирать марки. Ну а увлечение любым хобби рано или поздно приводит к желанию не только о нём рассказать, но и кого-нибудь к нему присоединить. Идея совратить кого-нибудь из друзей или знакомых нас особо не прельщает, а вот расширять кругозор тех, кто делает первые шаги в свинге оказалось довольно интересным занятием.

С А. и П. мы с Леной познакомились с на одной из первых вечеринок в местном свингерском клубе, и с тех пор, периодически на них встречаясь, с удовольствием общаемся.

А. — хардкорная домина с мощным багажом знаний, навыков и практики, которые и не снились подавляющему большинству фанатов БДСМ, и с соответствующими пристрастиями в сексе. Выглядит она, кстати, весьма и весьма — есть в ней что-то от помолодевшей и поумневшей Серсеи Ланистер.

П. — мягкий, адекватный, милый человек, прекрасный рассказчик, экстремально дружелюбный и чертовски уютный. Лично у меня он ассоциируется с Винни-Пухом — и даже не из-за телосложения, просто вот смотришь на человека — и сразу видишь, что он сначала добрый, а потом уже всё остальное.

В общем, А. и П. — крайне дружелюбные, открытые и честные люди, с которыми интересно общаться на любые темы. Кстати, дичайшая редкость среди российской тусовочки на Кипре, кхе-кхе.

Несмотря на всё это, до секса с А. и П. у нас дело ни разу не дошло. Обычный секс с ними мы не представляли от слова «совсем» — это был явно не их формат. Ну а играть в подчинение уже нам было не с руки — не наша это тема. Единственная попытка поиграть в «госпожу и секс-рабыню» таки была, но с треском провалилась, после чего все участники и зрители поржали, разошлись и посчитали инцидент исчерпанным.

Однако на этой вечеринке как-то так случайно получилось, что у нас был очень странный и необычный секс с этой парой. Началось всё на улице, во время беседы «за жизнь» и обсуждения допустимых практик — А., наряженная в сложносочинённую то ли сбрую, то ли платье, очень удачно и провокационно встала между мной и Леной.

У нас не было возможности этим не воспользоваться. Для начала я, что называется, распустил руки — не без некоторого опасения, конечно же. По первости как-то страшновато было залезать в трусики к доминирующей женщине, однако, убедившись в том, что происходящее находит некоторый отклик в её организме, я осмелел, а тут и Лена подключилась.

Доминирующая натура А. в итоге была отодвинута на второй план. Сухое перечисление практик, которое не даёт никакого представления об эмоциях, но неплохо иллюстрирует происходящее:

игровое принуждение к оральному сексу — Лена, раздвинув ноги и подтянув к себе колени, лежит на спине, А. её с удовольствием лижет, а моя рука прижимает её голову к Лене;

игровое принуждение к минету — А. лежит на спине, её рот занят моим членом (и иначе, как еблей в рот это назвать нельзя), в это время Лена занимается с ней оральным сексом, при этом А. активно выражает свои переживания стонами;

игровое принуждение к сексу — А. снова на спине, я — на ней, и вгоняю в неё член с максимальной силой и скоростью, на которую способен, а мои руки попеременно затыкают ей рот или сковывают её руки, заброшенные за голову.

Всё это время шаблон у меня слегка потрескивал — ну а у А. он, кажется, разорвался окончательно. Я почти уверен, что это был её первый опыт вдумчивого и длительного секса с парой, во время которого она скорее подчинялась, чем доминировала. Само собой, никакой жести не было и иначе, как игрой всё это назвать таки нельзя.

Если бы вы слышали, как уже под конец этого замечательного действа А. призывала её трахнуть. Или как буквально вылизала все мало-мальски выступающие части моего тела, бросив фразу «Ну а ты просто лежи и ничего не делай». Или как она извивалась от страсти в тот момент, когда Лена довела её до оргазма своим языком… Но передаю микрофон Лене:

Я всё ещё чувствую себя студенткой первого курса в университете занятий оральным сексом с девушками. С мужчинами в сто раз проще и понятнее!

Здесь же приходится экспериментировать в движениях и учиться ловить непривычную обратную связь. Довести некоторых девушек до оргазма совсем просто, и это не самоцель.

Интереснее мне как раз с теми, кто, как и я, hard fuckable — то есть, кому для получения оргазма двух движений недостаточно и для кого двадцать оргазмов за час не норма жизни.

Есть несколько девушек, оральный секс с которыми мне запомнился, и вот с А. мне тоже понравилось: процесс получился вдумчивым и чувственным, и её оргазм был приятным и логичным результатом. Я молодец!

Надеюсь, на своём примере нам с Леной удалось показать, что секс — чертовски крутое хобби, особенно если не сдерживать себя каким-то определённым форматом и не заботиться о том, как действия повлияют на тщательно выстроенный образ. В конце концов, игра — это игра, и не стоит к ней относиться слишком уж серьёзно.

Ну а доказательством этого было хотя бы то, что через некоторое время она уединилась с Дж. и вернулась через несколько десятков минут, уже подуставшая и с довольной улыбкой на улице — что для неё, кажется, было несколько необычно.

О сексе вдвоём

Но лично для меня главным удовольствием именно на этой вечеринке стала Лена. Так бывает всегда, но в этот раз все мои чувства были обострены особенно сильно. Кажется, что я никогда не забуду некоторые моменты:

почти в начале вечеринки, осознав, что на данный момент тут нет ни одной пары, с которой на бы хотелось заняться групповым сексом, Лена ведёт меня в приватную комнату и я, чувствуя себя, будто в тумане, раскладываю её на кровати, раздвигаю ноги и грубо трахаю её, а она стонет так, что если бы не музыка, её стоны были бы слышны даже соседям;

пока я ищу в холодильнике тщательно спрятанную последнюю бутылку просеко, Лена, извиваясь в танце и используя меня практически в качестве пилона, запускает руки мне в ширинку, расстёгивает брюки и буквально заглатывает мой член — а я в это время пытаюсь откупорить бутылку и у меня никак не получается это сделать.

Я уже не говорю о том, что утренний секс после этой вечеринки запомнился мне на всю жизнь. И длительностью, и мощью, и тем количеством гормонов удовольствия, которые бурлили у меня в крови. Только после него я почувствовал приятную усталость и чувство полной удовлетворённости происходящим.

Об адских моментах

На любой вечеринке бывают странные или адские моменты, ну и эта вечеринка не стала исключением. Например, девушка, которая в тщетных попытках кончить банальнейшим образом обоссалась — и, поверьте мне, это был не сквирт. До этого она же долго умоляла меня кончить ей в рот, но по итогам ничего не проглотила и даже не выплюнула — просто повернула мой член в сторону. А потом ещё ехидно поинтересовалась, понравилось ли мне или нет.

Или очередная русская пара, которая на вопрос «Ребят, а что, просеко уже закончилось?» долго не понимала, о чём, собственно, идёт речь — до тех пор, пока я не объяснил, что речь идёт об игристом вине. Которое они всё это время тоже пили и упорно называли шампанским.

Или девушка, которой я вернул её трусики, отобранные на прошлой вечеринке. Но, вот незадача, толку в этом не было никакого — до секса с ней дело не дошло, ибо, как оказалось, в свингерском сексе она ограничена исключительно девушками.

Но в общем и целом — хорошо отдохнули. Хотим ещё.

6 мысли о “Дневники разврата (10). О вечеринке, на которой рвались шаблоны”

    1. Да это потому что у меня графомания в стадии сезонного обострения )) Спасибо )

    1. Спасибо )) но бывало и получше — тут всё зависит от того, когда пишется пост. Если слишком рано — о приключениях неинтересно рассказывать, а если слишком поздно — то уже рассказанное неинтересно превращать в текст )

    1. Кажется, что страх — это не то, что люди испытывают даже в первый раз. Всё-таки это история про удовольствие, а не про попытки познать на практике что-то неприятное.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *