[Гостевая публикация] Исповедь одной женщины (1)

Всё в человеке взаимосвязано и взаимозаменяемо. Очень сложно рассматривать какой-то один из аспектов, вычленяя его из всего комплекса под названием «человек». Но если всё же попытаться, мне кажется, будет интересно попробовать проследить за путём моей сексуальности с самого начала.

Секс, помимо его кайфа и удовлетворения различных желаний и фантазий, ещё и потрясающая лакмусовая бумажка нашего морального и физического состояния и нашего духа. Ой, как ощутимо это, например, когда мы в стрессе или чем-то очень нагружены. Или когда мы впадаем в легкие периоды сомнений в себе — с кем не бывает?..

Итак, мои самые ранние воспоминания о том, как я мастурбирую — два-два с половиной года. Я помню ощущение, которое сегодня уже могу назвать как постоянное сексуальное возбуждение. Помню, как тёрла себя так, что потом, когда мама меня мыла, мне всё щипало от мыла. Это ж как надо было тереть?

Помню, как родители застали меня в года три за моим любимым занятием и от страха и непонимания, как вообще справиться с трёхлеткой, которая мастурбирует, наказали меня в очень унизительной форме. Ощущение, что я делаю что-то очень постыдное и грязное, мне кажется, отпечаталось именно там.

Мой любовник-француз, до него мы дойдём попозже, рассказал, что его отец подозвал его четырёхлетнего к себе и спросил: «Сын, ты мастурбируешь?». «Да, папа». «Замечательно, обязательно получай от себя удовольствие».

Его отношения с собой и сексом сложились несколько иначе, чем мои, как несложно догадаться.

Моё первое порно было в четыре года. Папа записал его на какой-то видеокассете после комедии, будучи уверенным, что это никто не найдет. Я сидела одна дома и смотрела всё, что есть в семейной видеотеке. И вот, закончилась комедия, я пошла за яблоком на кухню, возвращаюсь, а там новый фильм. Двое мужчин звонят в дверь и им открывает женщина. Красивый интерьер… Я уселась с яблоком.

Первый настоящий секс, который я увидела в четыре года, был МЖМ. Я даже отчётливо помню некоторые позы. Мама возвращается домой, видит картину, в которой её дочь смотрит порно МЖМ, в одной руке держит яблоко, вторую выдёргивает из трусов. И снова унижение и наказание.

Я не сужу своих родителей, они были очень молоды, очень неопытны, в абсолютно неподкованном сексуально обществе.

Они не отбили у меня желание, возбуждение и интерес, но они однозначно повлияли на моё отношение к своему телу и удовольствию от него.

Я очень быстро развивалась, и физически тоже, относительно моих сверстниц. Интерес и тяга к физическому контакту были невыносимы. Желание разрушить стены клетки, в которой держали меня родители как единственную и любимую дочь, стараясь уберечь её от ошибок и опасностей, росло во мне, как снежный ком. И чем больше меня оберегали родители, тем больше глупостей я делала, как только получала маленький глоток свободы.

В пятнадцать лет я нашла объект, который был годен для того, чтобы лишить меня девственности, и на поверку не ошиблась с выбором. Я не испытывала оргазмов, но сам телесный контакт уже тогда доставлял мне массу удовольствия.

В шестнадцать лет к нам в класс приходит девятнадцатилетняя студентка — практикантка по химии и биологии. Точёная рыжеволосая бестия с идеально пропорциональной фигурой-гитарой, длиннющими ногами и волосами, высокой пышной грудью, к которой наш костяк из пяти гормонально взрывавшихся тинейджеров просто прилип.

Мальчики втихаря мастурбировали на воспоминания о ней, а мы, девочки, просто хотели, наверное, заразиться её грацией и энергией. Вскоре мы узнаём, что она валютная и очень элитная проститутка и просим её поделиться с нами опытом. Меня очень тогда удивил её рассказ, что она способна лежать в ванной и возбудиться только о мысли, что она орально ласкает мужчину. Я отчетливо помню её слова «Девочки, обязательно фантазируйте». Она была первой женщиной, при мысли о которой я захотела себя поласкать.

Ближе к восемнадцати годам, когда я потребовала право на свободу у родителей, я пустилась во все тяжкие. Секс с каждым, кто только намекнёт, а если не намекнёт, то намекну я. В подъездах, в туалетах, с каждым, кто захочет воспользоваться. Именно так — воспользоваться. Моим удовлетворением было унижение.

В двадцать один год, после тридцати пяти партнёров, я перестала считать. Сегодня у меня есть прекрасный шанс встретить кого-то из тех партнёров и просто их не узнать. Они все превратились в месиво воспоминаний без лиц. А как же запомнишь, когда тебя зачастую трахал чувак на четвереньках, которого ты толком не рассмотрела до и не особо была возможность рассмотреть после?..

В двадцать лет начинаются мои первые осознанные отношения, в которых я на протяжении двух лет испытываю на себе жестокое ментальное доминирование моего любимого, который неосознанно превращает меня в свою тряпку, пытается разрушить мне психику и показывает мне, что я получаю удовольствие от боли в постели. Я благодарна моему инстинкту самосохранения, который вытащил меня оттуда.

В двадцать два года я знакомлюсь с девушкой, с которой у нас вскоре случается первый в моей жизни ЖМЖ, в котором я понимаю, что всё, что происходит между нами двумя, мне нравится не меньше, чем то, что происходит с нашим М. Вслед за ЖМЖ очень быстро случается МЖМЖ с теми же участниками и другом М.

Сегодня, рассматривая воспоминания, я вспоминаю эти опыты как очень возбуждающие и невероятно сексуальные, но в тот период это был ещё один из опытов, наполняющих копилку под название «я блядь». Секс с женщиной, секс втроём, вчетвером, секс с незнакомцами — в моей голове, воспитанной в полном сексуальном неведении, с совковыми шаблонами и уже известными нам настройками из детства, ничего другого, я думаю, родиться не могло.

И тут начинается обратный процесс. Я объявляю сама себя распущенной блядью, которая нуждается в изоляции и наказании и секс у которой теперь случится только по любви; что секс, выходящий за грани пары МЖ по любви — это блядство, нечистоплотность и распущенность, от которой уважающий себя человек должен отказаться, ибо моветон.

Приходит любовь, нежная, глубокая, с сильной ментальной связью и ужасным сексом. Сегодняшним умом я понимаю, что выбрала её себе в наказание. Наказала. Расставшись с ним в седьмой раз через два с половиной года, я ухожу в свой внутренний монастырь. Замыкаюсь. Не хочу связей, не хочу любви, не хочу больше секса — занимаюсь только духовностью и саморазвитием.

В итоге пять лет одиночества, три с половиной из которых без секса, полтора года из них — без мастурбации. Вся сексуальная энергия выливалась в проекты, творчество, а стена между мной и возможностью какого-либо телесного контакта продолжала расти и укрепляться. Даже когда я уже созрела выйти из той клетки, в которую себя посадила, я уже просто не могла. Я не источала ту энергию, которая бы находила физический отклик в других.

До сих пор веря, что я ищу отношения и любовь, после пяти лет одиноких ночей, я записываюсь на всевозможные сайты знакомств, как акт отчаяния, и, наверное, понимания, что при живом реальном общении, будучи окруженной массой людей, контактов просто не случается, при всём моём желании. И тут начинается самое интересное…

12 comments

  1. Классно написано! Что тут скажешь: «Лучшее средство от депрессии — отравляйтесь в путешествие! Желательно кругосветное». (Старый Английский совет)

    1. Ну , обещаю, что все начнет меняться в следующей части и перестанет быть таким мрачным, как у Ларса:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*