Борис Ша

[Гостевая публикация Ша Радио]. Зри в корень

В довольно раннем возрасте, мне стало ясно, что у меня между ног растет что-то нестандартное. Вообще, мы о многом узнаем оказываясь с чужими людьми в раздевалках, душевых или мясных отделах (шучу).

Никто из родных не скажет вам: «Боря, а ведь у тебя здоровенный хуй»… Да, позвольте уж в моем собственном тексте называть вещи их собственными именами. У каждой вещи или явлении должно быть точное определение. Мы люди, создали язык, чтобы отличать одно от другого. Мы же не ожидаем, сказав: «подайте мне пожалуйста соли», получить сахарницу или пузырек цианистого калия. Вот и о первичных половых признаках хочется говорить и писать точно.

У этого органа (как и его женского собрата по несчастью), есть миллион эпитетов, эвфемизмов и стыдливо краснеющих иносказаний. Каждый из которых, конечно, мог бы намекнуть на его существование в мужских брюках. Где-то между ширинкой и детскими воспоминаниями. Однако, нередко слова отправляют нас по ложному пути…

[Гостевая публикация Ша Радио]. Обидеть мальчика

У нее была странная, это я теперь понимаю, прическа, и наглые глаза. Когда я пытаюсь собрать тот образ из частей разбитого вдребезги временем отрочества, получается какой-то щербатый, неполный вариант. Это похоже на обвалившуюся фреску или часть мозаики, которую не пощадило время. Малиновые губы, «квадратная» копна волос, синий школьный форменный костюм и бедра, затянутые в черные колготки с «зацепками»…

Бедра эти меня и зацепили. Я не мог отвести от них глаз. Я сидел за партой двумя рядами ближе от нее к доске, и мне приходилось все время, в полоборота, делать вид, что мне что-то нужно взять / передать / сказать. Все это время мой взгляд был прикован к этим завораживающе узким, еще не совсем женским, бедрам.

Наверное, тогда впервые я ощутил, что такое фетиш, еще не зная значения самого слова. Я был влюблен в эти бедра за черной полупрозрачной вуалью капрона. Они глядели на меня из под школьной парты, смеялись надо мной, манили меня в какие-то дали. Бедра этой девочки, то ли Юли, то ли Наташи, дразнили такой недосягаемой досягаемостью. Мои мысли занимало желание провести по ним ладонью, почувствовать легкую крутизну формы и шершавость облачения. Я был так близок и так далек одновременно. Почти у цели.

Четырнадцатилетний мальчик не знает как превратить желаемое в достигнутое. Я так и не дотронулся до ее бедра. Но отчетливо помню, как ревновал эту одноклассницу к другим мальчишкам в школе. Они были допущены в круг ее общения. Они наверняка тоже не коснулись этого завораживающего предмета моих тогдашних желаний. Ну уж точно не в тот год. И все же я по-настоящему жгуче ревновал. Ревновал, не имея на это права, ревновал от бессилия своей стеснительности. Чувствовал несостоятельность своих желаний, несостоятельность самого себя. Эта ревность, нелогичная по своей сути, испепеляла меня изнутри, была обидной почти до слез, и никак не излечимой.

[Гостевая публикация Ша Радио]. Муж попросил. Эпистолярный жанр в трёх действиях

Он написал в приложении Telegram. Незнакомый мне парень, с которым пересеклись в тематическом чате. Назову его «Саша». И пусть его супруга будет «Наташей». Люблю, когда аккуратненько, особенно в рифму. Переписка была почти анонимной. Без комментариев о «реальной» жизни. Я, как всегда, рад общаться на заданную тему, ответил и был готов, но…

Действие I

Саша обратился с весьма необычной просьбой: «Как бы ты отнёсся к идее написать моей жене и поговорить с ней. Перевести знакомство в плоскость флирта? У неё был один такой опыт. Прошёл «на ура» и мою Наташу как подменили. Я тут весь воодушевился, как и она, и думаю что бы ещё предложить. Она поняла, что некоторых границ нет». Понимаю, что надо будет предъявить чудеса словесной эквилибристики и феноменальное соблазнение. Напрягаюсь. Как буду объяснять потом, почему не получилось? «Теоретически, да. Единственное, как это может её заинтересовать, без реальной возможности для встречи?» Ребята живут на расстоянии нескольких тысяч километров от меня, в другой стране. Саша отвечает: «Суть, что этап с реальным человеком еще впереди, но ей очень и очень понравилось такое общение». «Хорошо. Будет интересно попробовать”, — отвечаю, недолго думая. Саша наставляет меня, как секретного агента перед операцией: «Всё, что ты знаешь о ней, это то, что её зовут Наташа, и ты видел парочку ее фотографий». …