Дневники разврата (17). О традиционной вечеринке без блэкджека и шлюх, зато с угаром и веселухой

Последний выпуск «Дневников разврата» был не так уж и давно — всего-то в конце июля. За это время и я, и Лена плавно сменили режим жизни с отпускного на рабочий, что повлекло за собой сразу несколько суровых последствий.

Первое — из-за принудительного и резкого возврата в рабочее состояние наша половая жизнь понесла лёгкие потери — после трудового дня секса уже не хочется, хочется поужинать, выпить винишка и баиньки. Второе — даже несмотря на то, что я болею тяжелейшей формой графомании, я никак не соберусь с силами и не нафигачу заметку о наших порнографических приключениях на последней плановой вечеринке в местном свинг-клубе.

Но, к счастью, и то, и другое мы благополучно преодолели. И если первое явление вылечилось само собой, то за устранение второго несёт ответственность исключительно Лена. Если бы не её упорство, я бы не оторвался от дивана и не засел бы за компьютер, чтобы написать эту заметку. Ну и ещё помогло чувство ответственности — если бы не пики посещаемости, подтверждающие, что наши заметки читают несколько тысяч человек, я бы точно не преодолел тяжелейший приступ прокрастинации, который меня буквально загрыз.

В общем, я собрался с мыслями, выдохнул, глотнул кофе и наконец-то написал то, что вы сейчас читаете. По традиции не могу не предупредить: всё, что ниже, содержит табуированные эвфемизмы и фразеологизмы в промышленных масштабах, отягощённые рефлексией и субъективными мнениями о происходящем.

Один раз — не считается

У каждой истории есть предыстория, и этот случай — не исключение. А предыстория такова — за всё время существования местного свинг-клуба я и Лена не пропустили ни одной вечеринки. Кажется, не считая организаторов, мы были единственной парой, которая была на каждом мероприятии всех форматов — от «много пар и немного леди» до «много пар и много джентльменов».

Каюсь: нам приятно, что за наше активное участие в коллективном разврате мы получили заслуженные титулы «Party Starters» и «Mr. and Mrs. Join Us». Несмотря на то, что мы давно отказались от участия в привычных для русской тусовочки рейтингов «кто кого больше переебал», «кто чаще кончил» и «у кого хуй длиннее», виртуальная медалька «ни одной пропущенной вечеринки» приятно грела наше чувство собственной важности.

Но однажды случилась осечка — когда Лена бронировала авиабилеты для
недавнего евротура
, она так увлеклась перебором наиболее удачных дат, что совсем забыла, что где-то в это время будет и вечеринка. И в итоге мы впервые в истории пропустили вечеринку! Мы особо не расстроились — чего уж там, мы летим в Европу, у нас впереди — две недели отпуска, угара и веселухи. Однако же это был первый случай в нашей практике, когда мы почувствовали нечто вроде тематического голода.

Обратите внимание на оговорку «нечто вроде» — она крайне важна, потому что знающие люди всегда найдут место и время для беспорядочных половых связей разной степени бездуховности. Но вот чего мы не могли получить ни в Словакии, ни в Австрии — так это привычной компании приятных людей, отличных собеседников и хороших приятелей, которых всегда есть в нашем привычном круге тематического общения, но с которыми у нас не было возможности увидеться за пределами Кипра.

В общем и целом можно честно признать: мы соскучились по тем, кого уже сто лет не видели, а необходимость ждать сентября казалась в июле довольно унылой перспективой. Но таки помощь пришла, откуда не ждали — нам написала К. и сообщила радостную новость: в августе будет внеплановая вечеринка, не хотим ли мы в ней поучаствовать? Ответ был очевиден — «Да, конечно, урааааа!».

Настала суббота. Всё проходило по вполне привычному ленивому субботнему распорядку — не торопясь проснулись, занялись сексом, съездили позавтракать в кафе, прогулялись, поужинали с просекко, привели себя в порядок, пересекли остров с запада на восток — и наконец-то прибыли на место дислокации.

Сейчас вы находитесь здесь

Кстати, о месте дислокации. Цивилизованная европейская публика наверняка избалована таким прекрасным явлением, как полноценные свингерские клубы. Как правило, это стационарные места с вывеской, барменом, блэкджеком и шлюхами. Ну ладно, в хороших клубах шлюх нет, но постоянное место на карте есть всегда. Это очень круто и очень удобно — всегда точно знаешь, куда и в какое время стоит приезжать, чтобы получить ровно то, что хочешь.

Но мы, суровые экспаты, к этому не приучены. Мы живём в жаркой средиземноморской стране, где православных больше, чем атеистов, где солнце плавит мозги триста тридцать дней в году, где до сих пор пьют напиток богов «Нескафе» и запивают горе семидесятиградусным анисовым самогоном пополам с водянистым лагером. Не удивительно, что на всю страну свинг-клуб только один, да и тот вынужден скрываться в подполье.

Не то чтобы групповой секс здесь был вне закона, просто здесь запрещены гражданско-правовые сделки категории «я тебе деньги, ты мне секс». А как объяснить полицейскому, что здесь деньги — это взнос за напитки и закуски, а не оплата интимных услуг? Да и консервативная общественность не потерпит среди своих соседей странное место, которое заполняет ближайший квадратный километр вздохами, стонами, всхлипами и громкой музыкой.

Именно поэтому каждый раз организаторы вынуждены принимать взносы дико кривым способом, а публика каждый раз с нетерпением ждёт очередных координат секретного места, где будет проходить адский чад кутежа. Как правило, секретное место — это уединённая вилла, которую снимают на сутки в очевидных для всех целях. Может быть, кто-то из арендодателей и догадывается о происходящем, но всех спасает доктрина «don’t ask – don’t tell».

Гораздо хуже, если никто об этом не догадывается и тогда приходится экстренно решать внезапные проблемы. Например, однажды была презабавнейшая ситуация, когда виллу уже сняли, деньги заплатили, а за пару часов до вечеринки выяснилось, что на кухне за занавеской будет дремать бабушка кого-то из хозяев — «Не бойтесь, она вам не помешает!». Организаторы тогда продемонстрировали навыки восьмидесятого уровня, сменив место дислокации буквально на лету.

Ну так вот. Есть в этом определённая прелесть — каждое утро вечериночной субботы просыпаться и с некоторым томлением ожидать сообщения от организаторов с координатами GPS того самого месте, где все будут приносить добровольную жертву Бахусу, Афродите и Астарте. И было очень классно, когда почти каждый раз вилла менялась — новые места всегда приносят с собой новые впечатления. Это было очень круто.

К сожалению, всё изменилось и последний десяток вечеринок проходил в давно предсказуемых местах. Никаких претензий к организаторам нет и быть не может — места отлично оборудованные, просторные и комфортные во всех смыслах этого слова. Но милой сердцу новизны, к сожалению, уже нет. А жаль.

Ты помнишь, как всё начиналось

Каждая вечеринка проходит по-разному. Бывает, что всё круто с самого начала. Бывает, что сначала все тупят и тормозят, а потом разгоняются и никак не могут остановиться. Бывает, что всё проходит в целом нормально, но могло бы быть и лучше. Но как бы вечеринка не проходила, начинается она всегда одинаково — первое время все активно знакомятся, чинно и благородно употребляя алкогольные и безалкогольные напитки и общаясь.

Эта вечеринка исключением не стала — как обычно, мы приехали, заняли место за столом и с радостью разговорились с давно знакомыми и давно не виденными людьми. В новинку же было то, что на этот раз среди гостей было много русскоговорящих участников. Нет, не просто много, а очень много — девяносто процентов времени мы провели, мило общаясь на родном языке со своими согражданами.

Если вы читаете наш уютный бложек хоть сколько-нибудь значимое время, вы наверняка знаете о нашем с Леной крайне скептичном отношении к русской тусовке. Тем забавнее вам будет узнать, что публика подобралась отличная и мы нашли немало отличных собеседников, с которыми радостно поговорили обо всём, включая секс и отношения.

Пользуясь случаем, передаём привет следующим ребятам: трио из мальчика и двух девочек, живущих в Пафосе (мальчик — С., с ним мы, оказывается, давно познакомились в Тиндере, одна девочка — Р., а имя другой девочки, мы, увы, вспомнить не смогли, слишком много времени прошло); замечательной паре туристов (нам опять стыдно, мы снова не вспомнили, как ребят зовут, но так как они будут героями дальнейшего повествования, то пусть мальчик будет Икс, а девочка — Игрек) и хорошо знакомым нам О. и С., которые однажды опубликовали отличную заметку о прикладном связывании в кипрских условиях.

Что мы делаем в тени

Слово Лене:

Кстати, нам говорили, что это будет небольшая вечеринка «для своих» — несколько пар постоянных участников плюс буквально три-пять single gentlemen. На деле, это оказалась одна из самых крупных и оживлённых вечеринок в местном клубе, и это было и неожиданно, и очень здорово. Больше, больше «вечеринок для своих»!

Так как я тот ещё больной ублюдок, я умудряюсь получать удовольствие в каких угодно сексуальных практиках, не заморачиваясь ни с ярлыками, ни с имиджем. Ну какой я к чёрту нижний, если иногда аж руки чешутся от категорического императива «связать и выебать»? Ну или какой из меня доминант, если в голове появляются страстные сцены фейс-ситтинга — и пожёстче, пожёстче? Я уже не говорю про более тривиальные практики — и эксгибиционизм, и вуайеризм, и фетишизм в определённых пределах и при определённых условиях я люблю, уважаю и практикую.

Я это к тому, что вечеринка получилась крайне неоднозначной не только с точки зрения эмоциональных последствий, но и с точки зрения реализуемых практик. Ничего нового я в себе, кажется, не открыл, но всем, чем хотелось, насладился сполна.

Формально всё действо начали не мы, а две девушки, попытавшиеся зажечь публику, до этого времени увлечённую живейшим общением и употреблением алкогольной продукции. С одной стороны, симпатичные дамы, увлечённо друг друга трогающие, мастурбирующие и вылизывающие — это прекрасное зрелище само по себе, которое в каких-либо дополнениях не нуждается. С другой же, дьявол кроется в деталях — делали они всё, забившись в угол, поэтому и видели это не все, и присоединиться было сложновато.

Ну и в их сексе было слишком много игры на публику и слишком мало страсти. Лично у меня вся эта сцена вызывала примерно такие же ассоциации, как просмотр старого доброго немецкого порно — лет двадцать назад я бы уже кончил, но сейчас это вызывало скорее одобрительное хмыканье. Поэтому их план слегка провалился — смотреть на это ещё можно было, а вот зажечься страстью и начать экшен публике что-то мешало.

В общем, будь у меня сейчас более игривое настроение, я бы обязательно пошутил в стиле «Лена взяла дело в свои руки». Но вот так шутить — моветон даже в своём блоге, где нет модератора, который выгонит меня за отвратительное чувство юмора. Тем более, что тут было бы уместнее говорить совсем не о руках. Сложно писать о том, что именно я чувствую в тот момент, когда Лена опускается передо мной на колени и, смотря снизу вверх, приступает к минету.

Удовольствие? Несомненно — я не думаю, что в этом мире найдётся хотя бы один мужчина, которому не понравилось бы чувствовать горячий и влажный рот, поглощающий его член. Похоть? Конечно — в том числе и того, что вот прямо сейчас красивая и страстная женщина отсасывает у меня, а все вокруг смотрят на меня. Страсть? Очевидно — именно она заставляет мою руку прижимать её голову к себе сильнее и сильнее, а ноги начинают предательски дрожать.

А если добавить тот незабываемый элемент удовольствия, когда видишь все те же чувства в глазах рядом стоящего джентльмена, который явно хочет получить всё то же, но опасается получить отказ… Он ещё не знает, что всё самое интересное только что началось — и он точно не покинет вечеринку, не кончив — и, скорее всего, кончит он в рот Лене. Тогда это был Икс — я положил его руку на грудь Лены, которая с удовольствием приняла это, а потом сполна насладился тем, как Лена реагирует на мою фразу «Дорогая, я хочу, чтобы ты взяла его член себе в рот»…

Помню, как Лену окружила стая жадных до минета джентльменов — и, насколько я знаю, никто не ушёл обиженным. Кажется, тогда Лена по очереди отсасывала штук пять или шесть членов, едва успевая переходить от одного к другому.

Помню, как я начал общаться с Игрек — одна моя рука вовсю изучала её грудь, другая неистово дрочила её. Я хорошо помню, как она прошептала мне на ухо что-то вроде «Тебе ведь нравится, когда она отсасывает у других?» — и тут мне снесло крышу, потому что я люблю поговорить о сексе во время секса.

Помню, как я поставил Игрек на колени и заставил её отсосать у меня — и то, как отзывчиво она склонилась передо мной и дала доступ ко всем самым интересным частям тела, моментально пробудило во мне все мои доминантные инстинкты.

Я не помню, как мы все оказались на матрасе. Помню только избранные сцены.

Сцена первая. Я — сверху, трахаю Лену со скоростью, превышающую мои объективные возможности. Кто-то уже засунул свой член ей в рот, изредка меняя позу таким образом, чтобы её язык скользил по его яйцам. В это же время чьи-то руки шарят по её груди, сжимая и выкручивая соски.

Сцена вторая. О. отсасывает у Икс. Лена спрашивает — «Не возражаешь, если я присоединюсь?». О. кивает — и потом они вдвоём вылизывают его член, проходясь своими языками по его яйцам, изредка переключаясь на то, чтобы целовать друг друга. В это время я — рядом, лежу на спине, а Игрек покорно отсасывает у меня — кроме тех моментов, когда я хватаю её за волосы и заставляю вылизывать яйца и трудиться языком ещё ниже…

Сцена третья. Игрек стоит раком, я буквально натягиваю её на свой член, а в это же время Леной завладел Икс. Он трудится над ней уже давно, но не знает, что Лена — hard fuckable. Лена настолько мокрая, что матрас под ней не просто влажный — он буквально пропитался Леной. Икс даже не трахает её — он мощно и сильно вгоняет в неё свой член, снова и снова, не желая признавать поражение…

Слово Лене:

Икс трудился от всей души и отказывался сдаваться до тех пор, пока я не получу оргазм. Его упорству и упрямству можно позавидовать — мы оба уже устали чисто физически, с нас обоих лился пот, но это было весело, забавно и не в духе «чувак, кончи уже», а в духе «хей, кто из нас сдастся первым?».

И победил таки он, хоть и не без помощи Игрек и вовремя найденного ею вибратора. Я считаю, это была победа на троих, честно. И вообще, ребята настолько приятные, что я чуть не в первый раз пожалела, что они здесь не живут, а приехали просто отдохнуть.

Сцена четвёртая. В то время, когда у Игрек срабатывает инстинкты подчинения, у меня срабатывают инстинкты доминирования. Слово за слово, обмен жаркими откровенностями — и вот я уже приказываю ей отлизать у Лены, а она покорно соглашается с этим. Аккурат в то время кто-то долбит её сзади, а Лена, лёжа на спине, отсасывает у меня…

Сцена пятая. Отдых — все за столом, курим, пьём, обсуждаем произошедшее. Во время обычного разговора всплывает тема эксгибиционизма. Я чувствую, что мне очень хочется потрогать Р. Проходит пара минут — и вот беседа продолжается по привычному шаблону. Но вот только есть небольшой нюанс — несмотря на обычный разговор, который был бы уместен и на дружеских посиделках, и на деловом ужине, моя рука регулярно погружается в пылающую пизду Р., а мои реплики регулярно съезжают в сторону секса и откровенности.

Сцена шестая. Р. отсасывает у меня в то время, когда Лена делает минет Дж. Кажется, как раз тогда он кончает ей в рот — но через неуловимо короткий промежуток времени Лена встаёт раком, и её, балансирующую на стуле, размеренно и уверенно трахает Х.

Слово Лене:

О да, именно тогда я узнала, что такое сквирт во время привычного полового акта. И даже два раза узнала, мда. Сиденье стула я залила совершенно впечатляюще и совершенно неприлично.

До этого эпизода до сквирта меня доводили преимущественно пальцами — а тут членом, вау. Вообще, сквирт — забавная штука, но для меня это всё-таки недооргазм. Не знаю, как правильно объяснить — удовольствие, но не то, не на сто процентов.

Как будто ты хочешь яблоко, а тебе дали персик — персики ты тоже любишь, и они даже немного похожи на яблоки, но вкус персика совсем отличается от вкуса яблока. В общем, я люблю поесть и у меня вечно гастрономические ассоциации, как вы уже, наверное, давно заметили.

Через некоторое время они пытаются увести её в комнату — и я не возражаю…

Обмениваемся друг с другом мнением молча, кивая друг другу — и она вместе с несколькими мужчинами уходит в дом. В это время я устраиваю сеанс жёсткой ебли Р. в рот с принудительным вылизыванием и обсасыванием всех частей тела, до которых она дотянется, с добавлением в лексикон слов «Да, господин» и прочими греющими мою порочную душу атрибутами жести. Уж не знаю, как это получилось, но спустя какое-то время я кончаю ей в рот при полнейшем согласии и одобрении Р. — и уже через пару минут возвращается Лена, довольная и явно оттраханная.

Слово Лене:

Всё произошло очень быстро и само собой, и так вышло, что это был наш первый с Вадимом опыт НЕ same room. И — нам не понравилось. Не то, чтобы это было плохо, совсем нет. У меня был отличный секс с четырьмя или пятью вежливыми, аккуратными и заботливыми джентельменами, Вадиму тоже было весело и хорошо. Но это был просто обычный секс, ничего интересного.

Мы не были вдвоём, нам не с кем было обменяться взглядами и эмоциями, нет от кого было получить импульс, от которого простреливает позвоночник, некого потрогать за руку, погладить, обозначить, что мы вместе в этом сексе, и да, дорогой, я всё вижу, и ты всё видишь, и нам охуенно. Это точно не был плохой опыт, но это был именно опыт, и за утренним кофе мы однозначно сошлись на том, что повторять его нам просто неинтересно и недрайвово.

При правильном контексте в духе «он видит, как я снимаю кого-то в клубе и ухожу отсосать ему в туалете» — да-да, конечно! Но секс в разных помещениях просто потому, что так сложилось — not for us, nothing interesting.

Не то чтобы мне это так уж не понравилось — если мерять это по шкале от нуля до ста, то это было где-то на двадцать условных единиц. Поэтому как случайная практика это было вполне окей, но на что-то постоянное это в любом случае не тянет. Нам это просто не интересно — уж слишком много мы получаем удовольствия от общения друг с другом, пусть даже предельно дистанционного, на расстоянии в пару метров друг от друга.

Практика not in the same room могла бы быть интересной как раз в том контексте, о котором пишет Лена — ну или в том случае, когда сия идея тщательно спланирована и аккуратно реализована. Например, в рамках единичного захода на вечеринке, после которого прямо там же мы встречаем друг друга и начинаем по горячим следам обсуждать произошедшее, делясь самым интересным и наблюдая, как каждый из нас возбуждается всё сильнее и сильнее от того, что только что произошло. Но в любом случае мы друг для друга слишком дороги, чтобы нам эта практика была интереснее того, что нам интересно сейчас.

Сцена седьмая. Я, Лена, А. и П. — в доме, на втором этаже. После двух оргазмов я чувствую себя достаточно сильно уставшим, поэтому сил на полноценный секс пока не хватает. Я честно пытаюсь с этим что-то сделать, но, увы, на тот момент единственной доступной мне практикой является оральный секс. Это было бы проблемой, если бы мне это не нравилось — поэтому через пару минут я и Лена лежим на кровати рядом.

В то время, когд П. вылизывает её, находясь между её ног, А. сидит на моём лице, а я с чувством, толком, расстановкой и удовольствием лижу её. Через некоторое время она кончает — и это было ровно то, чего мне не хватало. Проходит немного времени — и вот я уже трахаю Лену и, несмотря на два оргазма, кончаю буквально через пять минут. Уж слишком я распалён произошедшим недавно и происходящим прямо сейчас.

Где-то до, между и во время всех этих сцен всплывают отрывочные воспоминания. Вот моим членом завладевает похотливый рот О. — но я настолько заебался, что никаких сил на продолжение у меня уже не осталось. Вот моя левая рука — в пизде Игрек, правая — в пизде Р., а мы все вместе мило беседуем о разнообразных веществах.

Вот все мы сидим и отдыхаем, а Игрек, свесившись со стула, отсасывает у меня, и мне очень хорошо, но я дико устал. Вот я кого-то трахаю, но, понимая, что полуэрекция — признак того, что пора отдохнуть, переключаюсь на оральный секс с кем-то, кого я не помню. А вот я приказываю Игрек расстегнуть боди, а спустя некоторое время — отсосать вон у того мальчика, и она, похотливо улыбаясь, исполняет приказанное. Вот я спрашиваю А. после того, как она кончила — «Тебе понравилось?», а она, блаженно улыбаясь, говорит, что мы отлично лижем (как раз до этого я попросил её сесть Лене на лицо и она с удовольствием это сделала)…

В общем и целом впечатлений было буквально море. Но, как часто бывает, есть некоторый нюанс, который подпортил картину происходящего. И этот нюанс — печальный факт сорта «из песни слова не выкинешь». А именно — я обидел Лену.

Это произошло в тот момент, пока я сидел между Леной и Р., почти всё имеющееся у меня время тратя на то, чтобы погладить, потрогать и помастурбировать Р. — но не Лену. Лену я практически не гладил, трогал только эпизодически и попыток мастурбации даже не предпринимал.

Ёжику понятно, что именно этим Лену я обидел. Но как раз тогда ёжиком я не был, поэтому не придал этому значения. Тем более, что в ответ на мои честные попытки узнать, всё ли хорошо, я получал неопределённые пожимания плечами и нейтральные междометия. Тут бы мне вспомнить, что мы это уже проходили, только в роли пожимающего плечами был уже я — и поэтому стоит затормозить сеанс прикладного доминирования и рукоблудства до полнейшей остановки.

Но я этого не сделал — и в итоге наступил на те же грабли, на которые ранее наступила Лена, а именно — при отсутствии каких-либо объективных причин с удовольствием делал с другим человеком то, что не делал с человеком, которого люблю.

В тот раз А. забрала себе контроль над Леной и оказалась первым человеком, кто её эффектно связал и публично подчинил. По себе знаю, какое это адское чувство — и обидно, и больно, и мерзко. Ну и, опять же, лично у меня остался до сих пор не исчезнувший осадочек — тем более, что эффектного публичного действа подобного рода у нас с Леной так и не случилось. Надеюсь, когда-нибудь оно всё-таки случится.

Но, повторюсь, я обидел Лену — и, я надеюсь, я достаточно точно написал о том, чем именно. На всякий случай, повторю — сама суть обиды была в том, что на месте Р. могла оказаться Лена, ровно так же, как в том случае на месте А. мог оказаться я.

Именно поэтому я хорошо знаю, что Лена чувствовала — ведь, как я уже писал выше, я чувствовал абсолютно то же самое. Мне очень жаль, что так получилось. По себе знаю, что лучшим способом это починить было бы повторение пройденного, но уже с любимой половинкой в главной роли. Поэтому, я надеюсь, всё у нас получится и мы, счастливо реализовав гештальты, фантазии и пожелания, уйдём в закат.

Слово Лене:

Вот это было как-то очень неприятно. Вроде бы, ничего особенного не происходит: подумаешь, Вадим трогает другую женщину — это на вечеринках частая и абсолютно приемлемая нами обоими история. Но тут этого трогания было как-то слишком много, оно было машинально-поглаживающим, и как-то обычно на этом месте всегда я. А сейчас — не я.

И, вроде бы, всё это не настолько меня напрягает, чтобы обозначить своё недовольство, и ревностью это называть глупо, но как-то и радости не приносит ни разу. Но любой опыт — это опыт, обращения к правилам тысячу лет не пригождались, а потому механизм действий чуть заржавел.

Но теперь я вспомнила, что в таких вопросах надо быть по максимуму эгоисткой. Не уверена = нет. Непонятно, нравится ли = не нравится. Не получаешь удовольствия = прерываешь экшн. В общем, чем бы оно ни было — не хочу так больше, фуфуфу.

Дорога домой

Утром в воскресенье мы не без некоторого труда проснулись, сходили в оживляющий душ, доехали до кафе, где с толком позавтракали и, как обычно, обсудили прошедшую вечеринку, после чего поехали в соседний город — прогуляться по торговому центру и купить несколько не то чтобы нужных, но вполне полезных штук. Но за сорок минут до прибытия что-то в задней части машины неприятно бахнуло, на панели загорелась лампочка «check engine» — и в итоге мы увлекательно провели остаток дня.

На что именно мы потратили воскреснье? Считайте сами.

Полтора часа — на ожидание эвакуатора. Почему так долго? Во-первых, потому что воскресенье, а в воскресенье на Кипре, кажется, работают только скорая помощь и бары. Во-вторых, потому что это воскресенье перед глобальными праздниками, когда все уходят на каникулы недели на две. Ну посто представьте себе, сколько будет ехать эвакуатор до вас, застрявших где-нибудь в деревне восьмидесяти километрах от Обнинска первого января любого года. В-третьих, это Кипр, поэтому расслабьтесь и получайте удовольствие, окей?

Четыре часа мы потратили на то, чтобы доехать до дома — всего-то километров сто пятьдесят. Почему так долго? Во-первых, потому что в каждом регионе у страховой компании есть только одна служба эвакуации, которая действует только в пределах региона. Поэтому каждый раз на границе очередной области нас сгружали с одного эвакуатора и грузили на другой. Во-вторых, потому что на Кипре — выходной, воскресенье, завтра праздники, зачем куда-то спешить, сига-сига? В-третьих, потому что эвакуаторы медленные не только потому что ушатаны в хлам и дымят аки угольная электростанция, но и потому что водителю нужно за кофе съездить, понял, нет?

Кстати, внезапным диссонансом в эту мелодию уныния врывается чёткая и дерзкая работа местных полицейских. Дело в том, что у нас в багажник воткнут флаг ЛГБТ, который мы с Леной радостно отхватили на соответствующем параде. Если что, флаг у нас был эпично воткнут между рёбрами жёсткости в багажнике — просто потому что больше флаг деть некуда, а так, ну, вдруг пригодится?

Ну а так как знак аварийной остановки куда-то испарился (есть подозрение, что его спиздили в официальном сервисе БМВ), то я не нашёл ничего лучше, чем просто открыть багажник, дабы просигнализировать окружающим о внезапной аварийной остановке транспортного средства, представляющего повышенную опасность для пешеходов.

Полиция, которая приехала через пару десятков минут, ничего плохого не сказала, но офицер попросил закрыть багажник — железобетонным голосом, которым в фильмах обычно просят выйти из машины, поднять руки вверх, повернуться спиной и потом положить их на крышу машины. Я выполнил сию рекомендацию, за что удостоился участливого «Эй, а что с тобой?», «А что у тебя за страховая?», «Ну, тебе ещё минут сорок тут загорать…».

Минут через десять приехала ещё одна патрульная машина. Так как флаг уже был надёжно упрятан в багажник, никаких вопросов ко мне не было, а вот живейшее сочувствие очень фетишно одетой дамы офицера — вполне.

Итоги

Вечеринка, несомненно, удалась. Как-то так получилось, что и я, и Лена отлично отдохнули.

Секса было много — настолько много, что мой член устал быстрее, чем мозг. Обычно всё наоборот. Круто, я ещё хочу.

Публика подобралась отличная. И я, и Лена с радостью познакомились со всеми, кого не знали. Жаждем продолжить знакомство.

Единственную проблему разрешили быстро и безболезненно. Спасибо нам, что соблюдаем принципы — они действительно помогают.

Дорога домой была скучной, долгой и тяжёлой. Зато я увидел фетишную девушку-офицера полиции!

Машину через пару недель благополучно починили. Было дорого, но это того стоило.

Я считаю, всё было круто.

4 мыслей о “Дневники разврата (17). О традиционной вечеринке без блэкджека и шлюх, зато с угаром и веселухой”

    1. В номинации «Лучший комментарий 2018 года, от которого у редакторов зашкалило ЧСВ» побеждаешь ты. Ба-дум-тс!

      Кроме шуток — спасибо, дружище. Нам очень приятно (правда, очень-очень-очень приятно). Как раз завтра, вернее, уже сегодня следующая вечеринка — ну вот если что-то интересное будет, обязательно напишем креатив. Ну и если сил и времени хватит, а то ж.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *